google.com, pub-6114363374877783, DIRECT, f08c47fec0942fa0

ПЧЕЛОВОДСТВО

Сайт о пчелах, огороде, даче и о жизни

Реклама гугл

Война

яндекс реклама

Помню, в детстве любил фильмы про войну, зачитывался книгами на эту тему. Мне нравились книги о Великой Отечественной и Гражданской войне. Читал все подряд. Авторами книг были великие писатели: Островский, Симонов, Шолохов, Полевой и другие. Почти все они были непосредственными участниками этих событий, и потому в книгах была правда. Читать об этом — это очень интересно и увлекательно, но настоящая война совсем другая….

Нам рассказывали и нас учили, что последняя война действительно последняя. Фашизм мы разбили и теперь только миру мир. Были военные события в Корее, Египте, потом в Афганистане. Но это было где-то далеко за пределами нашей страны и не воспринималось, как война.

Конечно, события в Афганистане зацепили народ сильно, но нас убеждали, что это интернациональный долг и так надо. Потом войска вывели, боевые действия закончились. Наступил мир. Но война не умерла.

Она где-то лежала, потихоньку тлела и ждала своего часа. Наступил 2013-2014 годы. Сначала мы увидели ее на Майдане в Киеве, а потом она поползла к нам. Наверное, в мае —  июне 2014 года мы стали слышать отдаленное громыхание. Была надежда, что все-таки это весенний или летний гром, но когда начались бои в Славянске, все поняли, что это не тот гром, о котором мы думали. Это была война, и она была рядом с городом, в котором живем — Дебальцево.  

Но все равно отношение к ней было несерьезное, хотя и дожили мы уже до достаточно солидного возраста. Мне 60, жене 58.

Вспоминаю жаркий июньский день, завыла сирена, люди прячутся, кто, где может. Первые снаряды прилетают и зажигают центральный рынок. Он горит всю ночь и к утру на его месте остается дымящееся пепелище и груды искореженного металла.

Утро. Жена собирается на работу. Она кассир и должна принимать отчеты у проводников пригородных поездов. Я запрещаю ей идти, война же. Но для нее работа — это святое. И к тому же она скорпион. Убедить ее в чем-то невозможно. Мне в ответ возражения: «Поезда же ездят! И начальник не разрешал не выходить, будет прогул».

Провожаю ее на станцию, она идет в свой кабинет. Хорошо, что его окна выходят на противоположную сторону от той откуда стреляют.

В городе люди, открыты продовольственные магазины, есть электричество, главное работает мобильная связь. Появляется надежда — может сегодня ничего не будет?

Все друзья и родственники из других городов звонят. Спрашивают, волнуются. Успокаиваю их, как могу.

Съездил на велосипеде к Вере Карповне. Это наша родственница — бабушка 80-ти лет. Спросил как дела и может, что нужно. Ответила, чтобы за нее не волновались. Все у нее есть и если что, она спрячется в подвале пятиэтажки, где живет.

Время идет. Город подозрительно начинает затихать. Понимаю, что пора ехать домой, там сын. Когда проезжаю через центральную площадь, уже почти никого нет. Последние люди заходят в здание отделения железной дороги. Там с советских времен оборудовано капитальное бомбоубежище.

Домой ехать несколько километров, набираю скорость. Улицы пусты, только на отдельных перекрестках стоят вооруженные бойцы. А чем вооружены? У некоторых автоматы, а в основном ружья, какие-то винтовки, непонятного образца. За городом на блок-посту увидел один ручной пулемет. Понимаю, что они обречены. От танков таким оружием не отбиться.

Еду по улице — кругом ни души, даже собаки не лают. Солнце закрыла туча, сумерки. Откуда-то из глубины памяти всплывает сон из прошлого. Я бегу по городу в таких же сумерках, а меня настигает что-то страшное и невидимое. Пробирает страх.

Захожу во двор, когда на город уже падают первые снаряды. Спускаемся с сыном в погреб. Там мы заранее оборудовали укрытие — уложили матрацы, запаслись водой, свечами.

В районе дворца культуры заводского поселка, где сооружена баррикада ДНР, начинается беспорядочная автоматная стрельба. Идет бой. Через несколько минут там раздается огромной силы взрыв и стрельба моментально стихает. Позже выяснится, что в здание ДК попал какой-то мощный артиллерийский заряд и разрушил его.

Это уже второй раз. Первый был во время Великой Отечественной войны. Тогда из него итальянцы сделали склад вооружения, а наши разбомбили. После войны в пятидесятых годах ДК отстроили, и вот теперь опять он сгорел.

Удивительно, но свет не отключают, работает мобильная связь. Но вот после первых нескольких залпов, свет моргнул и погас. Уже не позвонить ни жене, ни родственникам. Позже выяснится, что одна из первых мин ударит в нижний этаж здания, где рабочее место жены, и убьет, находившегося рядом бойца.

 Ей придется переступать через его окровавленное тело, чтобы укрыться в убежище на вокзале. У молодого парня осколком, как бритвой, срезало лицо, и оно лежало рядом с головой. До сих пор она с ужасом вспоминает это.

В полутора километрах от  нас  перекресток автодорог Харьков-Ростов, Донецк-Луганск. Там блок-пост. Понимаю, что сейчас начнут бить по нему, а это совсем рядом. Вскоре с воем начинают падать грады, но не на перекрестке. Они падают в поселке, рядом с нашим домом. При каждом взрыве такое ощущение, что дом сейчас развалится.

Первый, второй, третий — и каждый все ближе. Посыпались стекла. Ждем — сейчас ударит по нам, но неожиданно следующие несколько снарядов падают далеко от нашего дома. С облегчением вздыхаем.

Взрывы заканчиваются и мы, немного переждав, выходим из погреба во двор. Светит яркое солнце, небо чистое, жарко, лето набирает обороты. Ничего не напоминает о войне. Почти ничего. Баня, которую долго строил сосед на границе участка, разбита. Один из ульев моей пасеки разорван в щепки, а от яблони, которая росла рядом, остался только небольшой пенек. Ульи и деревья сада посечены осколками.

Но на соседней улице похуже. Мина попала в крышу одного из домов и полностью его разрушила. Жильцы живы, один ранен в ногу.

Мучает неопределенность. Что делать? Жена на вокзале, пойти к ней? Оставить здесь сына одного? Чем я ей помогу? Пока буду добираться, может опять начаться обстрел. Решаю подождать. Надеюсь, дадут электричество, и появится связь. А пока надо кормить хозяйство. Двадцать бройлеров и больше трех десятков уток и утят. Вспоминаю народную поговорку: “Умирать готовься, а жито сей!”.

Понимаю, что все это только цветочки, основная война, не книжная, еще только приближается.

Пишите отзывы на статью, свои воспоминания. Нужно сохранить их нашим детям и внукам. Чтобы помнили, чтобы знали….

Поделиться ссылкой:

Обновлено: 28.04.2019 — 09:42

Спам заблокирован

4 комментария

Оставить комментарий
  1. Татьяна

    Действительно, в книгах одно.. И не так страшно как жизни. Да и читали мы их детьми, пока не было своих. Боишься ведь не так за себя, как за самых близких и родных. У нас в стране, слава Богу тихо, но как посмотришь новости, видео с горячих точек и понимаешь как это страшно. А ещё страшнее пережить это наяву. Храни вас Бог (Судьба, Вселенная)! Мира всем!

    1. Сопереживаю..
      Храни Вас Бог!

  2. Сопереживаю..
    Храни Вас Бог!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

ПЧЕЛОВОДСТВО © 2019